ПК "Возрождение"

Санкт – Петербург

Уход за старовозрастными деревьями

Необычайное благозвучие

А. Б. Воробьев, руководитель ПК "Возрождение"

Гармония или хаос. Приближение к Богу или соединение с дьяволом. Природа бесконечна, самодостаточна и прекрасна — и в ненастье, и в затишье. И дерево, как часть природы, как ее самостоятельный объект, также как и река или её обрывистый берег у излучины, может иметь творческий смысл, влиять на сознание человека. Дерево — это отдельное звучание, группа деревьев — несколько музыкальных инструментов, а группа деревьев в сочетании с окружающими природными или музейными объектами — это целый оркестр, который может сотворить божественное чудо или, наоборот, отрицательно повлиять на смотрящего.

Законы природной гармонии действуют в любом проявлении.

И в музыке — например, как ни силился молодой человек пристать слухом к модным рок-ритмам, на физиологическом уровне будет происходить незаметно для него неизбежное расщепление организма. И в архитектуре, например, разве можно сравнить те чувства, которые возникают у зрителя при сравнении домов постройки 18–19 веков в центре Петербурга с домами-коробками шестедесятых годов или сегодняшним новоделом, выражающим странные фантазии современных архитекторов.

Дерево и человек. Человек влияет на дерево, но и дерево влияет на человека. Как цветок реагирует на человеческую конструкцию и может даже от этого влияния погибнуть, так и дерево, взаимодействуя с человеком, может раскрыть свои внутренние возможности или засохнуть под напором человеческой мысли. Мужчина всегда старался построить дом, вырастить сына, посадить дерево. Дерево всегда было объектом внимания. Вспомним М. Ю. Лермонтова:

На севере диком стоит одиноко
На голой вершине сосна
И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим
Одета, как ризой, она.

И снится ей все, что в пустыне далекой,
В том крае, где солнца восход,
Одна и грустна на утесе горючем
Прекрасная пальма растет.


Не так давно в музее-усадьбе "Абрамцево" прошла выставка картин, где главную линию можно было определить так: дерево как объект художественного восприятия.

Стремление окружить себя красивым в конечном итоге привело к созданию рукотворных садов и парков, где по мысли человеческой создавался неповторимый ландшафт. И одно из главенствующих мест в этом ландшафте, безусловно, принадлежит деревьям.

У нас в стране многие парки заложены сотни лет назад и составляют гордость нашей страны. Естественно, со временем деревья стареют, вырастая порой в гигантские по нашим меркам экземпляры. На многих из них образуются большие кроны с беспорядочным расположением ветвей, растущих под разными углами, набравших за долгие годы опасную массу и в целом образующих значительную парусность, что при наличии дуплистости, гнилости или ослабленной корневой системы может способствовать возникновению на стволе в опасных сечениях недопустимо больших сил, под действием которых дерево может сломаться. Такое дерево может представлять опасность, и естественно встает вопрос: сносить его или нет.

Лишившись дерева, данный уголок парка теряет частицу, и притом весомую, своей историчности. Ведь так приятно сознавать, что около этого дуба, например, сидел А. С. Пушкин. А бывает, что с определенными деревьями связана целая интересная история, и восприятие этих деревьев приводит нас в возвышенное эмоциональное состояние.

И тут, чтобы сохранить дерево, обладающее еще достаточно большим жизненным потенциалом, не обойтись без снижения высоты, парусности с последующей тщательной формовкой кроны. Этот прием в определенном смысле может претендовать на своего рода концепцию сохранения старых парковых пространств. При этом задача садовника состоит в создании благоприятного впечатления и положительных эмоций у посетителей. Здесь важно так сформировать крону старовозрастного дерева, чтобы это восприятие вызывало умиротворение, настраивало человека на поэтический лад, а может быть, и звало на подвиг. И безусловно, при художественной обрезке кроны садовнику надо учитывать внешнее окружение, быть знакомым с понятием пропорции и перспективы.

В упрощенном виде задачу обрезки старовозрастных деревьев можно разделить на три основных варианта.

Первый — когда обрезка осуществляется на деревьях в рядной посадке. Здесь важно сохранить у посетителей ощущение полноценности древостоя, когда неискушенный зритель даже не обратит внимание на то, что деревья были подвергнуты хирургической операции. Это достигается правильно выбранной высотой кронирования по каждому дереву, а также пропорциональной обрезкой оставшейся части кроны. Здесь важно не оставить очень длинных, торчащих вбок ветвей, явно выделяющихся своими размерами. Примерами такой обрезки могут служить аллея Керн в Пушкиногорском заповеднике и липовая аллея в Мелихове — усадьбе А. П. Чехова.

Второй вариант обрезки решает задачу открытия вида. Здесь при построении плана работ важно учитывать не только строение деревьев, их ветвистость, загущенность кроны, но и то, что нужно увидеть посетителю, с какой точки, под каким углом зрения, в каком объеме. Ветви, вносящие дисгармонию, удаляются в первую очередь. Далее срезаются ветви, очевидно мешающие увидеть задуманную картинку, причём если они большие — необязательно целиком. И в последнюю очередь (как художник, наносящий последние мазки в картине) работа дополняется удалением мелких ветвей, которые могут нарушить гармонию восприятия. В результате работы часто возникает новая видовая точка, туристы делают фотографии, а художники неожиданно для себя открывают новые перспективы в своем творчестве. Примером этого варианта обрезки может служить внутренний садик в Государственном Эрмитаже в Петербурге.

Третий вариант предусматривает работу с кроной одного-двух деревьев, растущих в непосредственной близости, например, с фонтанами, вазами, историческими зданиями. В этом случае в наибольшей степени проявляются художественные способности садовника. Здесь можно применить все приёмы, описанные выше, но в данном случае надо учесть, что не всегда далеко тянущиеся толстые ветви вносят неудобство в восприятие. Сочетание старовозрастного древостоя с парковыми объектами — это более сложная взаимосвязь, требующая от исполнителя высокого мастерства. Садовнику важно обладать достаточным воображением, увидеть до обрезки конечный результат, и если это происходит, то уже дальше всё зависит от художественного вкуса мастера.

Строительство дерева. Что это такое? В общем смысле нет, не ново. Например, доктор биологических наук Ирина Сергеевна Исаева учит обрезать крону яблони чашей, когда срезаются растущие внутри ветви, до которых не достает солнце. И на внешней стороне по окружности вырастают плоды, обласканные тёплыми лучами солнца. Получается интересная форма. И какой-нибудь физик, пофантазировав, предложит поместить внутри чаши зеркала, которые будут отражать солнечные лучи, и плоды будут насыщаться дополнительной животворящей энергией. Это уже полёт мысли.

Но думается — ново по отношению к старым деревьям, без которых невозможно представить себе ни один парк с давней историей. А ведь создать крону именно старовозрастного дерева и вписать это дерево в данное место действительно сродни искусству. И здесь искушенный посетитель порой сможет оценить работу садовника только по едва уловимым деталям, которые как камертон будут настраивать сознание человека и облагораживать его душу. Путь истинного садовника, ухаживающего за почтенными деревьями, выражается так: от творения кроны к созиданию места, от восприятия места к облагораживанию человека. Есть такое выражение: «поэзия цветов». И вслед за когда-то сказанным хочется говорить о поэзии деревьев.

"Русские садовые мастера умели видеть красивое в обыденном, могли, например, сложить выразительный, насыщенный цветом и движением форм и оттенков живой ковер из одних только злаков: овса, пшеницы, проса, ячменя и т. д.

Столь же внимательны были они к декоративным особенностям плодовых деревьев. Цветки, листва, плоды, рисунок коры на стволе, ветвление кроны яблони, вишни, сливы, груши — все это находило свое место в общей картине сада-огорода, оживляло его, образовывало каждый раз новый и по-настоящему художественный образ. Эти сады лишь на плане кажутся обособленными, на самом деле они органично сливаются с природным окружением, а не противопоставлены ему", — пишет О. Б. Сокольская в своем учебнике по садово-парковому искусству.

Надо надеяться, нечто подобное когда-нибудь можно будет сказать о старовозрастных деревьях, как об отдельном объекте приложения художественных способностей человека, а работа подобных мастеров и создание с их помощью гармоничных парковых композиций станет отдельной обсуждаемой темой и войдет в учебники. Ибо искусство паркового строительства служит во имя человека, во славу Божью.

2006 г.


в начало страницы